Страницы

среда, 23 апреля 2014 г.

СИЛА, КРАСОТА, ЗДОРОВЬЕ ....


Целительство – это не профессия, это судьба. И на этих страницах я попытаюсь рассказать об этой судьбе и о том, что мне удалось – и чего не удалось – сделать на ниве оздоровления человеческих тел, поделиться своими открытиями, идеями, гипотезами и личным опытом. Кому-то, возможно, это будет просто интересно, для кого-то поучительно (очень хорошо, когда учишься на чужих ошибках), а кто-то, я надеюсь, сможет извлечь из моих рассказов и конкретную пользу, - хотя я понимаю, что целительство и массаж это области, где передача умений в основном идет лишь из рук в руки, от учителя к ученику.

Становление целителя

Детские впечатления. Вопросами здоровья, естественных методов лечения болезней, правильного и просто вкусного питания я интересовался, сколько себя помню. Возможно, толчком к этим моим интересам послужили первые месяцы моей жизни, когда у моей матери не хватало грудного молока, и младенец плакал от голода, а неопытная родительница ставила ему клизмы, ошибочно полагая, что он плачет от запора. 
Лето в детстве я проводил на даче у своей бабушки А. Н. Тихомировой, которая была научным работником, физиологом, и занималась изучением и созданием витаминов и поливитаминов (в частности, витамин В12 – детище коллектива, в котором она работала). И с самого детства я знал о пользе витаминов, и еще большей пользе свежих овощей и фруктов, был знаком с именами Брегга и Шелтона, слышал о гомеопатии, вегетарианстве, лечении травами и лечебном голодании. Но до поры до времени мой интерес к этим темам был весьма отдаленным и поверхностным, исключая разве что кулинарию. Учась в университете, я сам готовил многие блюда на свой день рождения, включая различные салаты и пироги на пресном и дрожжевом тесте.

Эзотерическая тусовка и экстрасенсорика. В 1979 году, когда мне было двадцать шесть лет, я волей случая оказался в московской эзотерической тусовке, познакомился с целителями-экстрасенсами (кстати говоря, тогда слова "экстрасенс" в ходу еще не было, и обычно говорили: "сенситив"), магами и подобной экзотической публикой, которая, надо сказать, тогда весьма активно и искренне что-то искала и нередко находила – хотя и не совсем то, что искала. Духовная и целительская литература были тогда под запретом и размножались посредством фотокопий, перепечаток на пишущих машинках и "ксероксов" (так назывались тогда все копировальные устройства), весьма тогда еще редких и труднодоступных. Так что наши встречи проходили как бы нелегально и тщательно конспирировались, хотя к политике вся эта тусовка никакого отношения не имела. Вот имена тогдашних московских "звезд" экстрасенсорики, с которыми я был лично знаком: это Джуна Давиташвили, Михаил Перепелицын, Людмила Ткаченко. Все они были очень яркими личностями и многое умели в совершенно для меня тогда непостижимой сфере, и хотя наше знакомство было весьма непродолжительным, оно произвело на меня большое впечатление и задало вектор развития моих интересов, который окончательно оформился лишь к концу 80-х годов. 
Ясное ощущение, что тонкий мир существует и играет в жизни, психике и здоровье человека важную, а часто и определяющую роль, сформировалось у меня именно тогда, в самом начале 80-х годов, и с тех пор лишь укреплялось. И мой взгляд на массаж, когда я начал им плотно заниматься (это произошло приблизительно в середине 80-х годов), был взглядом именно биоэнергетического целителя – для меня человеческое тело было некоторым сгустком особо плотной, но все же энергии: тело как неживую "материю" я не воспринимал никогда. Не то, чтобы я разговаривал с органами и частями тела на человеческом языке, а они мне на нем же отвечали; но я воспринимал их примерно как домашних животных, которых нужно покормить, погладить, найти с ними общую коммуникативную волну – и тогда они почувствуют себя уютно, раскроются, разнежатся и замурлычат. 
Но в 79 и 80 годах к физическому телу как объекту прямого массажного воздействия у меня интереса не было: меня в первую очередь интересовали экстрасенсорная диагностика и такое же лечение: силой мысли или же пассов. У меня проснулся необычайный энтузиазм, и я много времени и сил проводил за соответствующими экспериментами, хотя и с малыми результатами: и диагностика у меня получалась слабовато, и лечение особыми эффектами не сопровождалось. Единственное, что получалось у меня хорошо, это снятие головной боли, но и то лишь как временный, а не как устойчивый результат. На фоне множества неудачных попыток два или три реальных результата (например, у моей родственницы после моих пассов рассосалась фиброма матки) смотрелись не слишком убедительно, и постепенно я понял, что как сильный целитель-экстрасенс явно не реализуюсь, а слабые результаты меня не интересовали. Так эта тема и подвисла: не испарилась окончательно, но и не материализовалась во что-то реальное; а я плотно занялся практической психологией и астрологией. 
И через некоторое время я "оброс" некоторым количеством друзей-клиентов из эзотерической среды, которые доверяли мне свои психологические проблемы, а заодно и физические болезни, так как нередко оказывалось, что официальная медицина им не помогает, или же их тела дают нештатную реакцию на лекарства. И, желая им помочь, я снова был вынужден обратиться к теме целительства, но уже с другого ракурса. А именно, желая усилить контакт с больным и как-то "раскрутить" парную энергетику, я стал пытаться предварительно помассировать физическое тело своего пациента, и лишь затем проводить биоэнергетическое лечение (пассами и силой мысли). По ходу таких занятий я обнаружил, что в ходе самого массажа начинаются весьма активные энергетические процессы, и это навело меня на мысль, что они могут быть весьма целительными и сами по себе. Иными словами, я представил себе массаж как особый вид биоэнерголечения – мысль, сегодня кажущаяся тривиальной, но тогда она была для меня откровением. И она меня захватила, но была реализована далеко не сразу. Сначала возникла гимнастика "Капля".

Гимнастика "Капля". Меня давно привлекала йога: как высшие ее разделы (джнани, бхакти), так и хатха-йога. Но, не будучи от природы гибким (скорее, наоборот), я с трудом "вписывался" в большинство ее поз, а некоторые были для меня и вовсе недоступными. Тем не менее, я пытался растянуться до нужной кондиции, стараясь соблюдать все указания из имевшихся у меня книг, в частности, медленность, постепенность и отсутствие болевых ощущений. Но однажды, в ходе занятия расставив прямые ноги в стороны и медленно наклоняясь вперед, я почувствовал, что какая-то моя мышца с внутренней стороны бедра вдруг расслабилась, тело (вероятно) чуть-чуть подалось вперед – и тут же я ощутил стреляющую боль в соседней мышце. Так моим собственным телом был мне преподан серьезный урок: оказалось, что методы йоги (по крайней мере, в том виде, как они излагались в моих учебниках) вовсе не гарантируют безопасности и отсутствия травм. Я стал думать: как же можно перестроить мои тренировки, чтобы обезопасить себя от травм, которые не только были неприятны сами по себе и медленно залечивались, но и существенно тормозили процесс тренировок. И мне пришла (была подсказана собственным телом) простая идея, которая затем была многократно испытана, и которую я впоследствии назвал "принципом Капли". Эта идея заключается в том, что направление усилия должно быть перпендикулярно направлению движения. Например, если, расставив ноги в стороны, я с усилием наклоняюсь вперед, то двигаться мне следует вправо-влево. (см. рис. 1) При соблюдении принципа Капли травм при растяжке не возникает, так как область растяжения по ходу выполнения упражнения очень хорошо разминается, прогревается, и отдельные связки и мышечные волокна хорошо взаимодействуют друг с другом. Так мне подумалось, и так оно и оказалось впоследствии. Я постарался модифицировать известные мне растяжки из хатха-йоги, соблюдая принцип Капли – и так родилась гимнастика "Капля", с которой я впоследствии объехал много городов нашей страны, а также некоторые зарубежные. В эту гимнастику, помимо чисто физических движений, я включил и самонаблюдение исполнителя за своим телом, и мысленную работу с энергией, выделяющейся по ходу физических движений. И ту же идею, хотя и в иных обстоятельствах, я использовал, разрабатывая свою концепцию массажа как целительской (биоэнергетической) практики.
Упражнение "Танцующий журавль"


Рис. 1. Упражнение "Танцующий журавль" из книги "О, Текучая!"
От гимнастики к массажу. Идея и первые упражнения "Капли" пришли ко мне в 88 году, и четыре года я их отрабатывал на себе и своих близких друзьях, а затем в 92 году начал вести учебные группы, обучая этой гимнастике ранее не знакомых мне энтузиастов тела. Первая моя цель – сделать растяжки безопасными – была с успехом достигнута. Кроме того, наблюдался энергетический и психологический эффект от систематических занятий "Каплей": "каплеведы", как я их называл, сообщали о существенном приросте своей энергетики, уменьшении общей усталости, появляющейся бодрости и возрастающем спокойствии, большей уравновешенности, даже в острых для себя ситуациях. 
Однако меня огорчали малые (как мне казалось) успехи – и мои собственные, и моих учеников-каплеведов – в деле собственно увеличения гибкости. Тело становилось более пластичным, более осознанным, более послушным воле хозяина, но углы, под которыми расходились ноги моих учеников и учениц, далеко не всегда быстро увеличивались, и до шпагата или лотоса им часто оставалось еще большое расстояние, которое почему-то не сокращалось даже при регулярных занятиях. Я пытался вводить силовые упражнения для большего разогрева мышц и суставов, но и они давали ограниченные результаты. Мне было ясно, что одной лишь гимнастики недостаточно – нужно что-то еще. 
Некоторым намеком послужили парные упражнения "Капли", которые я придумал в 94 году и которые были навеяны моими воспоминаниями об уроках карате, которые я брал в своей юности. Там, с целью отработки ударов ногами в туловище и голову, мы тянулись, стоя на одной ноге и кладя другую на плечо партнеру, и я заметил, что это упражнение приносит мне больше пользы для растяжки ног, чем одиночные усилия. И в "Капле" появились полюбившиеся впоследствии каплеведам парные упражнения – как симметричные, без разделения ролей, так и несимметричные. В последних один из членов пары играл роль "клиента", а второй – "массажиста", например, упираясь в спину первому и помогая ему наклониться пониже. Энергия "массажиста", по моему замыслу, должна была проникать в мышцы и связки "клиента" и помогать им расслабиться. Мои ученики легко воспринимали эту идею и осваивали ее на практике, но все равно эффект от растяжек меня не устраивал – мне хотелось чего-то большего. 
И тогда мне пришла в голову следующая идея, которая не только оказалась для меня революционной, но и открыла кардинально новую область для освоения и использования. Эта идея заключалась в том, чтобы детально изучить места в теле, которые болят при растяжках, блокируя дальнейшее разведение ног, рук и туловища. Опыт скоро показал, что болит при растяжке обычно не вся растягиваемая мышца или ее связка, а их небольшой кусочек, который оказался весьма болезненным при сжатии его пальцами. И посетившая меня вполне естественная идея заключалась в том, чтобы этот участок тела размассировать; тогда, вероятно, растяжка должна была увеличиться. 
В целом эта гипотеза подтвердилась, но для того чтобы ее проверить, мне захотелось узнать, что же находится под моими руками.

Анатомия 
С ы н - п о д р о с т о к: (глядя в компьютер) Пап, а что, правда, что ваше поколение не знало, где у женщины клитор?
О т е ц: (не отрываясь от телевизора) Да, сынок, не знали... лизали что ни попадя. 

(Из Интернета)

Анатомия – наука бескрайняя. Ей с немыслимыми подробностями учат в мединститутах (атлас анатомии Р. Д. Синельникова занимает четыре большие тома) и, конечно, подавляющая часть врачей через пять-десять лет ее благополучно забывает почти полностью. Исключение составляют хирурги, особенно травматологи, которые ее знают (на нужном себе самим уровне) хорошо. Что же касается массажистов, то в абсолютном большинстве их познания в области анатомии, мягко говоря, поверхностны и фрагментарны. И в самом деле: зачем массажисту знать подробности телесного устройства, которые он не может прощупать своими руками? На первый взгляд кажется, что так; однако, как показал мой личный опыт, все же знание "неощутимого" сильно помогает массажисту-целителю – прежде всего, для создания эффективных мыслеформ, но не только для этого. 
Но знание не прощупываемого – это уже высокий уровень познания анатомии; а на первом уровне мне хотелось хотя бы узнать, что находится у меня под руками. Интуиция подсказывала мне, что начинать изучение анатомии надо с костей, к которым прикрепляется все остальное, и в один прекрасный день я получил от своей приятельницы-биолога в долгосрочное пользование первый том атласа Синельникова (кости и мышцы), открыл его – и ахнул. Я понял и ощутил всеми своими фибрами, что передо мной – мощный эзотерический документ, тайное знание, которое, если его правильно использовать, может творить чудеса. И я принялся изучать анатомию с прилежанием неслыханным. Откуда оно во мне взялось, я не знаю; могу лишь предположить, что меня вдохновляло величие целительской задачи: еще при жизни вернуть человека к сотворившему его Богу. Но тогда я об этом не помышлял, а всего лишь с усердием и максимально возможной для себя точностью перерисовывал акварелью изображения костей в атласе. Они (спасибо художникам издания) были красивыми и элегантными – ну никак не сравнить с реальными человеческими костями, с которыми я познакомился несколько позже. Это перерисовывание заняло примерно три месяца, в течение которых мне пришли в голову приемы массажа костей и суставов, которые я затем многократно использовал и преподавал на массажных семинарах; эти приемы описаны в моей книге "Структурный массаж", впервые вышедшей в свет в издательстве "София" в 96 году. 
В ходе своих учебных семинаров по анатомии и массажу (они начались в 93 году) я четко понял, что есть две совсем разные анатомии: анатомия для хирургов и анатомия для массажистов. 
Хирург видит человеческое тело "в натуре": сначала кожу, а затем, разрезав ее, верхний слой мышц; затем, разрезав или отодвинув их, второй слой, и т. д. до костей включительно. Он должен узнавать т о, что он при этом видит, и именно этому посвящен экзамен по анатомии в мединституте: преподаватели кафедры готовят (препарируют) труп, вычленяя в нем различные элементы (мышцы, кости, сосуды, сухожилия, органы, железы и т. д.), и студент должен дать название того кусочка тела, на который укажет экзаменатор. 
Совершенно иначе выглядел бы экзамен по анатомии для массажистов (надеюсь, когда-нибудь я буду принимать его у своих анатомически-прилежных учеников). Здесь экзаменатор указывает на определенную часть анатомического пособия (например, на кость пластмассового скелета или на изображение мышцы в атласе), а студент-массажист должен найти эту часть своими пальцами на живом теле – например, на теле экзаменатора или друга-студента. 
Таким образом, для массажиста имеет смысл изучать не анатомию саму по себе, то есть как ее понимают хирурги, а топографическую анатомию, которая включает в себя два аспекта (задачи): 
1. Прямая задача топографической анатомии: умение определить (назвать) мышцу, кость, внутренний орган и другие анатомические элементы, которые массажист видит или прощупывает своими пальцами. 
2. Обратная задача топографической анатомии: умение найти (прощупать) в теле живого человека заранее заданный анатомический элемент (мышцу, сухожилие, кость, суставную щель, орган и т. д.). 
И я на много лет погрузился в стихию топографической анатомии, чувствуя, что без овладения ею мое дальнейшее продвижение на ниве целительства невозможно. Кроме всего прочего, мне было совершенно ясно, что массировать «что ни попадя» одними и теми же движениями – неправильно, так как для каждой части тела нужны свои приемы и массажные инструменты.

Первые массажные приемы. Однако изучение анатомии и приложение анатомических знаний к массажу началось не сразу. Вырабатывать свое понимание массажа и придумывать массажные приемы я начал с изучения доступной мне литературы по массажу, которой было не слишком много, но которую я старательно проштудировал. Особенно ясным было изложение приемов "классического" массажа (в количестве трех штук) в брошюре А. Бирюкова "Баня и массаж". У меня не было никакого сомнения в квалификации автора – он был массажистом олимпийской сборной СССР, и если бы не приносил телам наших выдающихся спортсменов очевидной пользы, на этом месте бы не удержался. Но все тонкости его работы остались, увы, за пределами его текста, а поверить в то, что он реально использовал лишь три приема работы с телом, я все же не мог. Еще у меня была толстая и красиво иллюстрированная книга "Исцеляющие руки. Практическая энциклопедия массажа" (перевод с английского), где был представлен обзор множества нетрадиционных массажных методик, и я этой книгой вдохновлялся в целом, но практической пользы из нее извлечь не сумел. Пришлось начинать с нуля. 
Еще из своих биоэнергетических практик я твердо усвоил, что с организмом человека надо вести себя корректно. Стучитесь, вежливо улыбайтесь, ласково и нежно разговаривайте – и вам откроют дверь, а попытаетесь вломиться – закроются на замок. И я начал с техник проникновения в глубину тела, стараясь налаживать с ним в процессе массажа неформальный контакт. 
Отрицательный опыт у меня был, и я старался, как мог, от него отталкиваться. В детстве у меня был обнаружен шум в сердце, и знакомая моих родителей, старая еврейка-кардиолог, приходя к нам в гости, имела обыкновение меня выслушивать фонендоскопом, прикладывая холодный железный кружок к моей груди, и щупать мой живот твердыми холодными пальцами. Мне это было не особенно больно, но чрезвычайно неприятно – я до сих пор помню эти ощущения. 
И я задался простым вопросом: как бы моему телу было приятно, чтобы к нему прикасались и входили внутрь него? В связи с последней фразой у читательниц этих строк могут возникнуть эротические ассоциации, но у меня их не было. Я знал, с одной стороны, насколько тело капризно (причем по-разному в разных местах!), и как оно нуждается в адекватных для себя прикосновениях, буквально их жаждет и добровольно глубоко раскрывается им навстречу – каждой мышцей, сухожилием, суставом. Но каковы должны быть эти прикосновения? Речь шла вовсе не об энергетике – здесь как раз у меня проблем не было – а о физических движениях рук массажиста. И здесь мне на помощь пришел опыт растяжек, принцип Капли. Он реализовался в двух основных придуманных мной массажных приемах: это "эллиптический массаж" и "конус", которые подробно описаны в книге "Эзотерический массаж". [* В дальнейшем книга издается под названием "Синтетический массаж".] Пафос приема "эллиптический массаж" заключается в том, что палец массажиста двигается в направлении, перпендикулярном усилию нажима, причем величина нажима меняется так, чтобы тело успевало отдохнуть от массажной нагрузки. Прием "конус" (его еще можно было бы назвать "штопор" или "шуруп", но эти слова вызывают слишком негуманные ассоциации) используется для постепенного погружения в тело: палец не просто нажимает сверху на (горизонтальное лежащее) тело, но располагается под углом к вертикальной оси и медленно вокруг нее поворачивается, как бы описывая собой конус (см. рис. 2). При этом сила давления постепенно увеличивается, и палец проникает во все более глубокие слои мышцы, в итоге в идеале добираясь до кости.

Массажный прием "конус"

Рис. 2. Массажный прием "конус" из книги "Структурный массаж". Двойная стрелка указывает направление нажима кончика пальца на тело, лежащее горизонтально; основание пальца движется по горизонтальному кругу, обозначенному эллиптической стрелкой на рисунке.

Но словами и рисунком описанный прием – это инструкция, голая формула, и она может сработать, а может и не сработать. Моя цель заключалась в том, чтобы ощутить тело как живое, почувствовать его желания и намерения, и действовать в соответствии с ними. Тогда, я думал, тело раскроется глубоко и станет возможным долговременный целительский эффект. Все массажисты знают, сколь недолог эффект от обычного массажа: тело разогревается, мышцы смягчаются, блоки и зажимы ослабевают – но, увы, лишь на несколько часов или в лучшем случае на день-два, а потом все возвращается обратно. Для массажиста-профессионала это, может быть, и неплохо: постоянный кусок хлеба ему обеспечен, но мне это было неинтересно. Мне хотелось, чтобы результаты массажа входили в тело клиента навсегда. Что же: я был молод, горяч, полон сил и невежества относительно тонких телесных механизмов. И все это мне помогало в изобретении новых приемов. 
И в целом тогда у меня произошел, как я сейчас понимаю, прорыв: я научился разговаривать с телом на его языке. Что это за язык? Тело может быть холодным, теплым и горячим; неподвижным, дрожащим и пульсирующим; оно может приветствовать руку массажиста, а может ее отталкивать; может буквально втягивать пальцы массажиста в себя, а может говорить: "Спасибо, но я уж устало в этом месте – перейдем к другому, такому-то". При сильном контакте с телом я иногда начинал чувствовать себя буквально медиумом, подчиняя свои массажные движения его воле – и тогда же почувствовал, что в некоторых случаях тело само не знает, чего хочет, и как бы говорит: "Мне здесь плохо, полечи меня, я уж не знаю как, тебе лучше знать". Подчиняясь воле тела клиента, становясь его медиумом, массажист нередко испытывает сильное эйфорическое чувство, входит в откровенный транс и теряет контроль за происходящим, и последнее, по моему мнению, нехорошо. Если бы тело в самом деле знало, что и как ему нужно, оно бы давно себя исцелило, безо всякого массажиста. 
И мне стало понятно, что, помимо хорошего контакта с телом, мне нужно выработать определенную систему как бы внешней помощи телу, когда я передаю ему то, о чем оно прямо и даже косвенно не просит, но не навязываю ему это, а как бы предлагаю свой вариант – а оно может уже принять его или отвергнуть. Эта идея показалась мне очень важной, но для ее реализации понадобилось около двадцати лет постоянной практики и размышлений, множество проб и ошибок. В итоге я сформулировал свою целительскую концепцию в книге "Валеологический архетип: теория и практика целительства", которая вышла в свет в 2011 году. Но первый, предварительный вариант этой концепции был изложен в книге "Эзотерический массаж", написанной в 93 году, и читатель при желании может оценить разницу.

Индивидуальное телесное устройство. Мое биоэнергетическое прошлое очень мне помогало, когда я стал заниматься телом вплотную, так как мои тонкие энергетические ощущения накладывались теперь на физические, в итоге создавая синтетическую картину, в которой мне было бы трудно отличить чисто тактильный и чисто энергетический аспекты – да я к этому и не стремился. И я стал внимательно изучать эффекты массажа и индивидуальные особенности тел, которые оказывались на моем массажном коврике. И эти тела были очень разными – как по собственному устройству и качествам, так и по реакциям на мои массажные усилия. Ниже приведены некоторые результаты моих наблюдений – не только тогдашних, но и более поздних. 

Осознание тела. У некоторых людей связь между телом и мозгом очень хорошая: они отлично чувствуют свое тело и прекрасно им управляют, например, очень точно и пластично двигаются, умело работают руками. Их можно отличить по приятной пластике, экономным и точным движениям, телесной ловкости – которая, кстати говоря, гораздо меньше бросается в глаза, чем телесная неуклюжесть. Такого клиента в любой момент массажа (а также после него, чтобезусловно предпочтительнее с точки зрения целительского процесса) можно спросить о его ощущениях, рассчитывая на подробный и точный рассказ. 

Но есть и другие – люди, у которых связь между мозгом и телом, кажется, почти отсутствует: они неловки в движениях и очень слабо чувствуют свое тело и действия массажиста. Таких людей массировать сложнее, и результаты обычно бывают куда слабее и менее устойчивы. И даже если массаж (или серия массажей) был успешным, и массажист может видеть воочию результаты своих усилий, то совсем не факт, что клиент что-либо почувствует. Нередко такие клиенты, больше доверяя массажисту, чем своим ощущениям, спрашивают: "Ну, как там у меня сегодня?" - и вполне доверяют мнению массажиста. И массажисту важно понимать, что они действительно плохо осознают свое тело, а не притворяются. 

Синтетичность тела. Есть люди, у которых тело очень синтетично, как будто вырезано из одного куска – таковы многие гимнасты и танцовщики. Массируя какую-либо одну часть такого тела, массажист нередко чувствует, что и остальные части подключаются к массажу, так что процесс идет в теле в целом, и те же ощущения бывают у клиента. И массажисту очень важно не упускать из внимания это обстоятельство, поскольку если он сосредоточится именно на массируемом участке и исключит из своего внимания остальное тело, оно откровенно обидится и заблокируется, и массаж будет если не сорван, то по крайней мере пройдет весьма неэффективно, и плюс к тому массажист может получить сильный энергетический удар (например, резко и как-то нехорошо устанет, или у него сильно и надолго испортится настроение, или на какое-то время расхочется массировать вообще, и т. п.). 

Важный урок, который я получил уже на заре своих занятий телом, заключался в том, что оно, пока человек жив, представляет собой единое целое, и чтобы заниматься отдельной его частью, надо, во первых, получить его благословение на "вычленение" этой части, а во-вторых, "вернуть" после массажа эту часть обратно в тело. Нарушение этих процедур (на своих учебных группах я даже вводил для них особые ритуалы) резко снижает доверие тела клиента к массажисту и может сделать массаж неэффективным или даже вредным для самочувствия клиента. 
У человека с весьма синтетичным телом вычленить отдельную часть по сути не получается; но если тело не особо синтетично, то это кажется весьма легким и естественным: взял, скажем, палец клиента и его массируешь, не думая ни о других пальцах, ни о руке в целом, ни тем более о животе, спине, голове и ногах. Но это – острый момент для любого тела, в том числе даже и вовсе не цельного на вид. Последнее также, хотя и в своих более глубоких энергетических слоях, синтетично и к локализации внимания массажиста на отдельной своей части относится ревностно. 

Инертность. Следует различать реакцию на массаж: тела и мозга (и, в частности, сознания) клиента. 

Реакция тела может быть быстрой (тут же или через несколько минут) и медленной (на следующий день). Строго говоря, всегда имеются оба типа реакций, но один из них обычно выражен ярче другого, но массажисту следует обращать внимание на оба. 
То же касается и реакции мозга на массаж и осознания клиентом эффектов от массажа. И не нужно думать, что быстрая и яркая реакция – это всегда хорошо. Для устойчивых результатов важнее отсроченная реакция (на следующий день). 
Мне не раз встречались клиенты, которые на вопрос об эффектах массажа отвечали: "Не знаю, завтра будет видно", - и я видел, что это не было отговоркой недовольного сеансом человека. Он действительно сразу после массажа ничего о его действии сказать не может, ему нужно время. И во многих случаях я сам, выслушивая восторженные отзывы клиента сразу после массажа, объяснял ему, что это всего лишь "эндорфины", и они ничего не значат, а важно его самочувствие на следующий день и далее. 

Раздевание клиента. Есть признаки целителя по призванию, и один из них – это априорное и вроде бы на чем не основанное доверие к нему клиентов, их готовность вручить ему свое тело и свое здоровье. Я этим качеством, как быстро выяснилось, обладал; более того, мне много раз за свою массажную "карьеру" приходилось выслушивать от очередного клиента признание, что я – первый в его жизни массажист, а до того он свою драгоценную "тушку" никому не доверял. Но при всем при этом уже скоро после начала моих регулярных массажей мне бросились в глаза различия манер поведения людей, готовящихся к массажному сеансу и раздевающихся перед ним. Вообще, я не рекомендую массажистам свидетельствовать раздевание клиента – лучше в это время удалиться в соседнее помещение или отвернуться. Но в те времена я массировал в основном своих хороших знакомых и на этот момент специального внимания не обращал, как и они сами. Тем не менее, мне бросилось в глаза, что раздеваются, готовясь лечь на коврик, мои клиенты весьма по-разному, и их манера разоблачаться как-то связана с поведением их тела в процессе массажа. И мои наблюдения показали, что часто чем легче клиент раздевается, тем проще и безболезненнее его тело прощается со своими блоками, зажимами и гипертонусами. Если женщина с видимым трудом и неохотой снимает с себя лифчик – жди проблем с молочными железами. Проблемные зоны часто пытаются скрыться от внимания целителя, и не в последнюю очередь маскируются одеждой клиента. 
Психика и соматика. Моему поколению было с детства отлично известно, что все болезни – от нервов (за исключением одного лишь триппера, который от удовольствия). 

Действительно, есть люди, которые любые свои нервные напряжения тут же сбрасывают на физическое тело – их естественно назвать психосоматиками, и их бывает эффективно лечить разговорами, психоанализом, духовными беседами и т. п. 
Я же в своей массажной практике столкнулся с противоположной ситуацией, когда для ряда моих клиентов состояние их физического тела имело принципиальное значение для их настроения, сиречь «нервов». Если такой клиент – я назвал его соматопсихиком - сыт, отмассирован, сексуально удовлетворен, то его благодушию и спокойствию, кажется, нет границ. Если же он голоден, или давно не имел хорошего секса, или на его надплечьях появились гипертонусы трапециевидных мышц, то к нему лучше не подходить, такой он раздражительный и злобный, и психологическими методами (уговорами, психоанализом, этическими конструкциями, духовными текстами и т. д.) эти его настроения практически не лечатся. 
А есть и третья категория людей, которых можно назвать изолянтами, у которых психика и соматика как будто разнесены в стороны и слабо связаны одна с другой: тело словно бы само по себе, а «нервы» – сами по себе. 
Я думаю, что эти качества (акцентуации) являются врожденными, и массажист (и сам клиент) не может их изменить – но безусловно должен учитывать их в своей работе. В частности, массажисту неплохо понять, что в самом деле волнует клиента – его настроения, эмоционально-ментальный фон, или же физическое тело и его ощущения (кинестетический, или физически-эфирный фон). 
Что же касается массажной работы с такими людьми, то распространенные сопутствующие эффекты таковы. 
При работе с психосоматиком, особенно находящемся в остром эмоциональном состоянии, массажист с каждым отмассированным кусочком тела получает сильный астральный удар: у него резко портится настроение, падает работоспособность, его обуревают непонятно откуда приходящие приступы злобы, раздражения, негодования и т. п. Такого клиента лучше вначале успокоить эмоционально словами (доброжелательной беседой), а потом уж приниматься за его тело. И массажисту следует иметь в виду, что его труды будут крайне недолговечными: следующая эмоциональная буря на личном фронте или неприятности на работе – и клиент приходит с точно той же симптоматикой, что была до массажа. 
При работе с соматопсихиком результаты работы массажисту часто не видны, так как сказываются в первую очередь на настроении клиента и вообще его психическом состоянии – при том, что его тело как таковое почти не меняется. Работать с таким клиентом массажисту трудно как профессионалу, то есть если он заинтересован именно в физическом прогрессе тела. Массажист чувствует, что его энергия идет в тело клиента, а потом непонятно куда исчезает, а тело меняется слабо. Но это слабое изменение на самом деле дорогого стоит, и хорошо, если массажист (и клиент) это понимает. 
Легче всего массажисту работать с изолянтом – здесь есть тело, и оно не слишком зависит от психики и не склонно делиться с ней ни своими проблемами, ни достижениями. Но если такой клиент полагает, что "в здоровом теле – здоровый дух", или, наоборот, что его здоровый дух обеспечит ему здоровье тела, то он сильно заблуждается. 
Есть, впрочем, и четвертая категория, с которой мне часто приходилось сталкиваться – это люди, являющиеся одновременно и психосоматиками, и соматопсихиками; их можно было бы назвать синтетами. Работа с таким клиентом требует от массажиста незаурядной энергетики, психического здоровья и защиты в виде эффективного целительского мировоззрения. Зато в случае успеха и результаты массажа бывают тотальными – порой меняется жизнь клиента целиком.

А. ПОДВОДНЫЙ

_______________________________
______________________________________________________

Комментариев нет:

Отправить комментарий